Обо мне

Здесь я попытаюсь по возможности кратко, но полно описать мой путь к тому, чем я занимаюсь в последнее время и чему посвящен этот сайт. Я придерживаюсь той точки зрения, что человека нельзя рассматривать только с какой-то одной стороны (только тело, только душа, только разум), его следует рассматривать в целом.

Точно также, когда я работаю со своими клиентами в различных форматах, я использую весь свой опыт и знания, все свои ценности и мировоззрение, а не только знания техник психологического консультирования, философии, управления знаниями, организационного развития по отдельности. Поэтому здесь я и попробую по возможности полно описать свой багаж.

 

About me

 

Я родился 31 января 1979 года в Минске. У меня есть брат, который старше меня на 6 лет. Мои родители никогда не были связаны с гуманитарными науками. Отец вырос в деревне и работал рабочим на заводе. А мать сначала занималась наукой (создавала новые виды чугуна), а затем работала инженером-технологом в литейке Минского тракторного завода.

Детство и юность мои, как я сейчас понимаю, было непростыми, как и у большинства моих сверстников. Жили мы в Серебрянке - одном из самых криминализированных районов Минска, который в 90-е годы, во времена после развала СССР, стал особо опасным для жизни. Отец мой был запойным алкоголиком, который после развода с моей матерью боролся со своей зависимостью, но в конечном счёте он ей проиграл.

В начале 90-х годов, которые я вспоминаю как очень темное время, у нас в семье была одна отдушина - мы посещали театры, в которые в то время мало кто ходил.

Как-то раз мы с мамой пошли на спектакль в Театр-студию киноактера. А там по какой-то причине заменили спектакль, который должен был идти, на другой, который назывался "Концерт для скрипки с оркестром" (это название я запомнил, но, сколько в последствии ни пытался найти пьесу или спектакль с таким названием, никогда не находил ничего похожего). Спектакль рассказывал историю пожилой женщины, которая на психотерапевтических сеансах рассказывала про свою жизнь и про свои переживания психоаналитику.

Этот спектакль меня потряс всем - демонстрацией подлинных чувств, терапевтическими отношениями, осмыслением своей жизни, антуражем, светом, игрой актеров. На спектакле помимо нас было ещё только 5 человек, но как по мне, так актеры играли только для меня.

Прямо там на месте я принял решение стать психологом.

Кстати говоря, это был 7-й или 8-й класс школы. И я начал исследовать тему. Поначалу от корки до корки прочитал единственную книгу по психологии, которую обнаружил дома. Это был Зигмунд Фрейд "Очерки по психологии сексуальности". Затем я увлекся Достоевским, потому что его романы считались психологическими, а затем, видя мое увлечение, мама мне устроила встречу с мужем своей знакомой, который на тот момент занимал пост главного психолога города. Я сходил к нему и узнал, как обстоят дела с психологией и психологическими консультированием в нашей стране (если коротко, то не очень). 

Потом в школе я увидел объявление о наборе школьников в психологический кружок, который проходил в стенах БГПУ (Белорусского государственного педагогического университета). И вот там-то я провел очень много времени. Кружок вела Таисия Владимировна Василец, к нам часто заглядывал Яков Львович Коломенский и на ходу читал что-то вроде 15-минутных лекций по самым волнующим нас вопросам. Мы ходили на экскурсии в психологические лаборатории в Академии наук, и проходили бесконечные психологические тесты. Да. Психологическим консультированием нигде не пахло. Зато я помню, что выступал на конференции для школьников в Дворце молодежи с докладом про психологию эзотерики и мне за участие подарили зачитанную затем до дыр книгу Хайнлайна "Чужой в чужой земле".

В общем, любопытство стало плавно перерастать в жизненный выбор и я решил поступать в БГУ (Белоруский государственный университет) на специальность "Клиническая психология", которой на тот момент исполнялось толко лет 5. 

Для этого нужно было выбрать более сильную чем моя школу с предметами, которые придется сдавать при поступлении (иностранный язык, математика и русский язык). Так сложилось, что к тому моменту я совсем перестал учиться в школе (все домашки либо вообще не делал и импровизировал при проверке, либо делал прямо на уроках).

Поэтому с огромными усилиями и через пень колоду я поступил в физмат класс Гимназии № 1 им Ф.Скорины города Минска. 

Там, конечно, у меня началась совсем другая жизнь. Но главной проблемой стало то, что как оказалось я совсем разучился учиться. Мне стоило огромных усилий начать улучшать свои оценки, поднимать уровень английского и т.д. Если учесть, что в тот момент мой отец стал регулярно срываться и уходить запои, а мать, будучи с ним разведена, всячески пыталась его спасти, жизнь моя в тот период была особо тяжёлой, но это отдельная история...

К концу 11 класса мне стало ясно, что как бы я ни старался, избавиться от троек в аттестате у меня не получится и на психологическое отделение, где был конкурс медалистов, я точно не попаду. Поэтому при поступлении я решил выбрать что-то близкое психологии - отделение философии на том же факультете. Я рассуждал так - выучусь на философа, потом переподготовка и я стану психологом. В конце концов философия - мать психологии. 

Несмотря на то, что при поступлении я набрал средний проходной балл, мой аттестат с 4-я тройками не позволил мне попасть на бюджетную форму обучения. На семейном совете мы решили, что мне стоит пойти на платную форму обучения, а чудовищную по тем временам сумму в 500 $ в год мы всей семьёй вытянем, если я приложу усилия к тому, чтобы учиться хорошо и перевестись на бесплатную форму. В общем, все так и получилось. Учился я как бешеный, через год мне отменили оплату и за все 5 лет я получил всего 3 четверки, все остальное сдавал на 5. Но дело было не только в платном обучении. Оказалось, что философия на порядок интереснее той психологии, которой я увлекался, и что в деле философских размышлений я чувствую себя как рыба в воде.

Мне кажется, я учился в лучшие и уникальные времена философского отделения БГУ. Меня учили философы, принадлежащие с одной стороны к Минской школе методологии науки, которую основал философ мирового масштаба В.С.Степин, а с другой, где культивировалась западная модель работы с источниками, которую задал академик А.А.Михайлов, основавший в то же время Европейский гуманитарный университет. Границы были открыты, в Минске проходили летние школы по феноменологии, куда приезжали ведущие западные философы. А я очень сильно увлекся наиболее близким к психологии направлением философии - феноменологией Гуссеря, которой учился у своего Учителя - Владимира Николаевича Фурса. Я до сих пор помню, как на деньги, вырученные от продажи выращенной на даче смородины, я купил "Картезианский размышления" Гуссерля, которую постоянно носил с собой как Библию и читал по 2 страницы в день, поражаясь ощущению будто то, что описывал Гуссерль я уже когда-то знал и только припоминаю во время чтения. Это было непередаваемое переживание интеллектуального удовольствия, которое до сих пор подвигает меня штудировать различные науки, заниматься исследованиями и писать статьи.

Время было крайне интересным, несмотря на сильную бедность, постоянные запои отца, совпадающие с моими сессиями, и полной неопределенностью будущего. Кстати говоря, именно на время моей учебы выпал период, когда из нашей факультетской команды КВН выросла знаменитая команда КВН БГУ, которая затем добилась всех возможных успехов в Высшей лиге КВН...

Чем глубже я погружался в философию, тем больше меня интересовали вопросы методологии гуманитарных наук. Потому, что мне хотелось понять, как многочисленные гуманитарные знания можно применить на практике. Я не только очень много читал, но и посещал многочисленные методологические семинары, которые проходили в Институтах социологии и философии Национальной академии наук Беларуси. Пытаясь разобраться с тем, какие конкретные актуальные практические задачи могут помочь решать гуманитарные науки и философия в первую очередь, я открыл для себя наследие Московского методологического кружка, многие из участников которого, будучи философами, ещё со времён СССР занимались развитием организаций и даже придумали для этого особую форму - Организационно-деятельностные игры. Я нашел в этой школе возможность использовать философию для развития организаций и начал посещать методологические семинары Минского методологического кружка, который основал В.В.Мацкевич со своими соратниками.

Вот к примеру одно из моих выступлений, на котором я как раз рассказывал про свой путь в методологию: Мой путь в СМД-методологию. Минский методологический семинар (14.05.2009)

А здесь видео моей лекции про СМД-методологию: Лекция 1. Лекция 2.

Тем временем я закончил учебу в университете и поступил в аспирантуру Кафедры философии и методологии науки БГУ. В качестве темы я выбрал то, на чем сфокусировался мой интерес. Я решил исследовать вопрос о том, как социальные субъекты (вроде сообществ, государств, фирм), создают и используют знания для накопления опыта и решения своих задач. Именно этим вопросом занималась самая новая на то время философская наука - социальная эпистемология - именно она сочетала в себе ориентацию на практику (в бизнесе это была дисциплина “knowledge management”) с использованием наработок социологии науки, когнитивной психологии, эпистемологии, социальной психологии, теории организации, семиотики и т.д.

В итоге я написал и защитил диссертацию на тему "Деятельностный подход как методологическое основание становления и развития социальной эпистемологии".

Прочитать вы ее можете здесь: Деятельностный подход как методология становления и развития социальной эпистемологии.

Случилось это в 2008-м году.

К тому времени я имел большой опыт преподавания философских дисциплин. Во времена аспирантуры я подрабатывал преподавателем в Художественной академии и Академии музыки. А после завершения аспирантуры я преподавал в БГУ и Лицее БГУ. Поскольку я планировал заняться управленческим консалтингом и хотел специализироваться на групповом решении профессиональных задач, я экспериментировал с различными форматами организации группового решения интеллектуальных задач. Например, в Лицее БГУ я готовил команду лицеистов к участию в республиканской олимпиаде по предмету "Человек. Общество. Государство", которая в итоге заняла почти все призовые места, включая первое абсолютное. Хотя мне кажется мой вклад был не основным - слишком талантливые дети в команде были сами по себе.

Сразу после защиты диссертации я решил заняться управленческим консалтингом, о котором давно мечтал. Не буду ударяться в подробности, но скажу, что первые два проекта, которые я запускал в компаниях "Ситек" и "СТА Логистик", заключались в том, чтобы организовать процесс сбора корпоративных знаний, формализации их в электронные курсы и распространении в рамках процессов корпоративного обучения.

Запустив эти два проекта как внутренний сотрудник компании я решил выйти в чистый консалтинг и начал сотрудничество с консалтинговой компанией "Интеллектуальный партнёр", в которой познакомился с Павлом Фадеевым - автором уникальных методологий развития организаций, основанных на приемах Теории решения изобретательских задач и гегелевской философии. Все эти методологии Фадеев разрабатывал в рамках подхода, который он назвал прикладной драматургией

Эти методологии стали для меня просто кладезем философских методов, которые можно использовать для решения в первую очередь надсистемных задач организации.

К тому моменту я уже реализовал несколько консалтинговых проектов в крупных и средних фирмах, таких как РЖД, Нацбанк РБ, "Лэйдла Райинш и Норкус", fasionzon.by и т.д.  В то же время я активно консультировал различными НГО по вопросам организационного развития и стратегии. 

Тогда же я начал вести несколько курсов в “Русской школе управления” в Москве, в бизнес-школах EMAS (Минск, Нижний Новгород, Москва) и Европейском гуманитарном университете (Вильнюс). К тому же меня пригласили создать и возглавить центр управления знаниями и компетенциями Института философии НАН РБ, где я проработал 3 года, разработал и возглавил программу исследований, реализовывал консалтинговые проекты (вот видео одного из выступлений в Институте: Часть 1, Часть 2), но, увы, пришел к выводу, что такого рода академические институты уже больше не способны ни на какие инновации, поэтому я покинул Институт.

Поскольку рынок консалтинга по вопросам построения систем управления знаниями по-прежнему был не очень большим, я сформировал несколько продуктов, которые предполагают использование инструментов управления знаниями для решения операционных задач различных подразделений компаний. И чем дальше я продвигал эти услуги, тем сильнее начинал развивать только 3 направления своей деятельности.

Во-первых, я пришел к выводу, что эффективней управлять знаниями не подразделений, но топ-менеджмента, ибо стоимость неадекватных решений топов значительно превосходит стоимость ошибок сотрудников на операционном уровне. Более того, адекватность решений топов одной компании напрямую зависит от решений топов других компаний в отраслевой цепочке, в которой находится фирма, и именно создание инструментов такого рода решений привело меня к теме управления отраслевыми цепочками. Методологические находки, которые были обнаружены мной на этом пути, я изложил в своей книге: Бизнес как конструктор или Как управлять бизнес-моделью фирмы в отраслевых цепочках”.

Бизнес как конструктор

Во-вторых, оказалось, что лучшим способом обмена знаниями и опытом не только собственников бизнеса, но и ключевых отраслевых экспертов является создание профессиональных сообществ. И я решил заняться методами построения и управления такого рода сообществами.

В-третьих, оказалось, что как основными препятствиями, так и основной силой при принятии и реализации решений топов оказывается их психология: мотивация, неврозы, ценности, паттерны взаимодействия, скрытые желания и фобии. И тогда я решил углубиться в эту тему, пошел учиться коучингу в ICU и штудировать литературу, посвященную психологии управления.

В общем к тому моменту я пришел к выводу, что основой бизнеса начинают становится сообщества - деловые, профессиональные и т.п. Именно в них зарождаются новые проекты, укрепляются цепочки и сети взаимоотношений, формируются новые команды, в них предприниматели и эксперты находят поддержку для своей деятельности.

Вот одна из моих статей об этом:

Будущее экспертных сообществ.

Часть 1. Предшественники экспертных сообществ 

Часть 2: Специфика экспертных сообществ 

Часть 3: Сообщество инвестиционной оценки стартапов.

И вот в Москве, на конференции, посвященной управлению знаниями, где я представил свои новейшие наработки, я познакомился с ИТ-предпринимателем из Минска Артуром Пинчуком, с которым мы решили создать свое деловое сообщество в Минске, чтобы для удовлетворения своих социальных потребностей нам бы не приходилось ездить так далеко - аж в Москву.

Через пару месяцев мы создали деловое сообщество Minsk Knowledge Office, как филиал международной сети Knowledge Office'ов, в котором начали происходить весьма увлекательные события. Основным стержнем этого сообщества были регулярные встречи, на которых предприниматель заявлял свою проблему, а остальные участники методом мозгового штурма эти проблемы решали. Я вел все эти мероприятия. Там же собирались энтузиасты криптосообщества и пытались разобраться в коммерческой перспективе технологии блокчейна. Большинство наших заседаний записано и залито в Ютуб, вы можете их посмотреть здесь

Среди всех многочисленных событий нашего сообщества я бы выделил проект Sectoral Chains Analyses Lab. (запись моего программного вступления смотрите здесь: Краткое введение в анализ отраслевых цепочек фирмы), на которой я прокачивал свои методики развития бизнес-моделей фирм в отраслевых цепочках. В течение года мы анализировали бизнес-модели фирм добровольцев и предлагали им решения, которые позволяли значительно усилить их бизнес. В рамках этой лаборатории я отработал набор инструментов, которые лег в основу моей услуги Развитие бизнес-модели фирм в отраслевых цепочках и которые я описал в своей книге.

В рамках Minsk Knowledge Office зародился и один стартап, к которому я приложил свою руку - это проект RocketDao.io , который создавал систему оценки стартапов открытым экспертным сообществом для отбора наиболее перспективных стартапов с точки зрения инвестиций. Я был занят непосредственно формированием экспертного сообщества и разработкой им методологии оценки стартапов. Опыт участия в проекте Rocket Dao, погружение в мир стартапов и инвестиционных фондов, знакомство и сотрудничество с международными экспертами, выступление на различных инвестиционных мероприятиях, изучение психологии всех участников инвестиционной отрасли - все это дало мне не только массу полезных знаний, компетенций и опыта, все это позволило мне выйти на принципиально иной уровень понимания того, как устроен мир бизнеса и психология бизнеса (см. мои статьи для проекта rocketdao.io здесь.

Чем больше я погружался в инвестиционный мир и чем больше я понимал роль психологии в инвестиционном успехе, тем больше я убеждался в необходимости психологической поддержки предпринимателей при принятии ими инвестиционных решений. В Rocket Dao мы придумали формат акселерации стартапов Startup Training Camp (см. статьи о втором мероприятии:

Приложение-логопед, помощник «18+» и AI-анализ сценария: что презентовали на Startup Training Camp 2 от Rocket DAO

$50 000 инвестиций от Volat Capital и сертификаты на услуги до $11 000 — как прошел Startup Training Camp 2),

на котором я взял на себя не только роль модерации всего процесса, но и психологической поддержки стартапов. Короче говоря, чем дальше, тем больше я уходил в психологию и в конечном итоге я решил окончательно заняться психологическим консультированием предпринимателей. А темы отраслевых цепочек и инвестиций связать с психологией через крайне интересную для меня тему психологии стоимостно-ориентированного управления. Т.е. через психологическую поддержку управления, ориентированного на увеличения стоимости бизнеса. 

Здесь стоит вернуться немного назад и рассказать, как я вновь вернулся к своей мечте - мечте работать психологом.

В 2010-м году моя семья (на тот момент я был женат и имел сына) вошла в кризис. Я не буду описывать его причины - это слишком личное. Но я совершенно точно помню, что к тому времени фоновая тревога, которая сопровождала всю мою жизнь, стала настолько сильной, что вытеснять ее из сознания стало невозможно. Тревога парализовывала меня при любом даже самом мелком воображении будущего (например, когда я думал, что мне надо идти чистить зубы перед сном). С одной стороны семейные проблемы, а с другой стороны консалтинг, которым я планировал заниматься в одиночку, настолько сильно влияли на мою тревогу, что вся моя жизнь превратилась в бесконечную тревогу и эмоциональное напряжение.

И вот в таком состоянии мы с женой пошли к семейным психологам. 

Наша терапия проходила в формате 2 терапевта на нас двоих. Количество и интенсивность переживаний на семейной терапии были настолько велики, что после каждой сессии мы выходили на улицу будто в другую реальность, как будто по прошествии многих лет жизни. В один из моментов сессии я попал в переживание знаменитого "здесь-и-сейчас" - ощущения полного присутствия в моменте. Во время наших сессий я переживал все то, о чем читал у феноменологов во времена своего студенчества и аспирантуры. В общем, все это настолько сильно мне понравилось, что я решил во что бы то ни стало освоить метод, которым пользовались наши терапевты - этим методом оказалась гештальт-терапия, феноменологическая и зрелая на мой взгляд прсихотерпевтическая школа, какой бы противоречивой репутацией (во многом справедливой), они сегодня ни пользовалась.

Вылилось мое решение в то, что в том же году я пошел учиться на первую ступень программы подготовки гештальт-терапии (на данный момент продолжаю обучение на третьей супервизорской ступени обучения и таким образом психотерапии я учусь уже больше 10 лет). В рамках обучения я осваивал методы психодинамической психиатрии, когнитивно-поведенческой психотерапии, клиенто-центрированной психотерапии Карла Роджерса, экзистенциальной психотерапии и схема-терапии, пытаясь сложить все эти направления в единую непротиворечивую систему. На мой взгляд связывающим основанием всех этих школ может стать феноменоменологический метод, разбору применения которого я посвятил свой большой курс для психотерапевтов “Использование феноменологической философии в психотерапевтической практике”, который провел в марте - июне 2020 года.

Думаю, что закончить эту краткую автобиографию можно словами о том, что наверное именно сейчас я полностью погружен в дело, которое считаю на 100 % своим. Если раньше я пытался совместить занятия философией с управленческим консультированием, а в рамках управленческого консультирования всякий раз натыкался на психологические проблемы, лежавшие в основе задержек в развитии компаний, но решать эти проблемы мне клиенты карт-бланша не давал, то сейчас все стало на свои места. Работаю я не только с бизнесом, но со всеми клиентами, которые хотят навести порядок в своей жизни, которые хотят понять себя и начать жить счастливо. Но ведь с этого запроса - “Познай самого себя”, говоря словами Сократа, - и начинается философия или любовь к мудрости. 

В бизнес-консультировании я оставил для себя делянку, связанную с выстраиванием и реализацией новых бизнес-моделей, с учетом специфики их отраслевых цепочек. В этом деле самым интересным является работа с фирмой как малой группой, строящей свое взаимодействие на групповой динамике со всеми обязательными элементами вроде лидерства, симпатий и антипатий, взаимодополнительности, ценностей и прочих элементов, которые так интересны при работе с группами. Отдельный интерес представляют предприниматели и бизнесмены, которые действуют, творят, несмотря ни на что, которые вовлекают, поддерживают и опираются на команды своих соратников, которые умудряются использовать свои недостатки в достижении цели и которые как никто другой в нынешние времена понимают цену и ценность подлинного партнерства.

Но это про работу с предпринимателями и руководителями. В психологическом консультировании я работаю с проблемами, с которыми сам сталкивался и которые сам прошел - от многочисленных проблем взрослых детей алкоголиков, до проблем ориентации в сложном мире, поиска собственной идентичности, энергии и вдохновения.

При этом каждый раз каждый конкретный клиент существует по-своему, абсолютно уникально и неповторимо, а значит методы, приложимые к одному случаю, не работают в другом, и я вынужден искать новые подходы, методы, инструменты работы с клиентами. Это невозможно без постоянной философской и методологической рефлексии собственной деятельности, что не может не выливаться в статьи, книги и прочие продукты научного поиска и творчества, но не оторванного от жизни, а самого что ни на есть практического.

Короче, я к вашим услугам.