Как сепарироваться от дисфункциональных родителей. Начало

При работе с ВДА возникает очень много вопросов про сепарацию от родителей. Сепарацией называются например следующие ситуации: вам между 20 и 30, вы живете с матерью-алкоголичкой в одной квартире, ведёте все хозяйство и думаете о том, как совместить все это с попыткой построить личную жизнь. Или. Вы пытаетесь построить личную жизнь, хотя содержите неработоспособного спившегося родителя, у которого не работает большая часть интеллекта (повреждение мозга из-за алкоголизма) и который постоянно стреляет у вас деньги на выпивку или питание. Или. Ваша мать-героиня живёт с алкоголиком мужем, во время запоев она прячет алкоголь и он ее бьёт. И, чтобы он ее не убил, вы живёте с ними, контролируете ситуацию, а параллельно пытаетесь наладить профессиональную и личную жизнь. Это тоже называется сепарацией, хотя на наш взгляд это больше похоже на установление границ с дисфункциональной семьёй. И в этом-то и загвоздка. Ваш процесс сепарации не имеет почти ничего общего с сепарацией в нормальной семье. 

Меренков Сергей. Тёплые отношения. https://artnow.ru/ru/gallery/3/41095/picture/0/995655.html?sen=9

 

Сепарация - это что-то другое. Сепарация - это когда вы, пускаясь в свободное плавание, отталкиваетесь от прочной основы любви, заботы, веры в вас, которую создали для вас родители.

Можно продемонстрировать нормальную сепарацию таким примером. Вот ребенок учится ходить. Сначала вы его поддерживаете, потом под вашим присмотром он ходит, держась за диваны. Затем он держит вас за пальчик и сам ходит по комнате. Потом он пробует пройти пару шагов, отталкиваясь от рук папы и шагая в руки мамы. А затем он уже начинает ходить сам, как бы раздражённо отмахиваясь от предлагаемой вами поддержки. 

В различных теориях психологии развития подчеркивается амбивалентность отношения ребенка к своим родителям. С одной стороны с самого рождения он стремиться к формированию устойчивой привязанности с ними (и в итоге у него должна появиться так называемое надёжное пристанище, куда всегда можно вернуться и получить поддержку и утешение), а с другой к отделению от них. Противоречие это ребенок снимает через формирование внутреннего образа хорошего родителя, опираясь на который он уже может обойтись без реального родителя в своем самостоятельном путешествии по миру. А сам внутренний образ, до самой смерти человека помогает ему удовлетворить базовые эмоциональные потребности: в принятии, утешении, признании, восхищении и любви человека. Как минимум давая понять, чего мы можем хотеть от другого. Правда здесь начинаются расхождения у психологов: одни считают, что конечной целью развития человека является самодостаточность, а другие, представители теории привязанности, и я с ними согласен, уверены в том, что зрелый человек не может обойтись без привязанности к другому человеку, просто он умеет эту потребность удовлетворять.

Так в здоровых отношениях. 

В нездоровых чаще всего оказывается, что ребенок вообще не может с помощью родителя удовлетворить свои эмоциональные потребности (а психологи выделяют следующие функции родителя по удовлетворению наших эмоциональных потребностей: 

  • Безопасность и привязанность, предсказуемость и любовь;
  • Обеспечение нашей автономности, самостоятельности, компетентности и развития личности;
  • Свобода выражения чувств и потребностей;
  • Свобода игры и творчества;
  • Разумные границы и самоконтроль.) 

и тогда остаётся с чувством неполноценности, одиночества и отверженности. Либо у него происходит расщепление образа родителя на хорошего и плохого (в трезвом состоянии родитель выполняет все свои функции по обеспечению эмоциональных потребностей ребенка, в пьяном же он становится угрозой безопасности ребенка, его самости, его личности). И тогда и сам вырастающий ребенок становится расщепленной личностью. 

И вот вы взрослеете и начинаете понимать, что ваши отношения с родителями мешают вам удовлетворять появляющиеся взрослые потребности. Вы хотите романтических отношений, но должны бежать домой, потому что пьяная мать может упасть и убиться, ударившись виском об угол стола. Вы давно бы уже женились, но впадающий в буйство отец убъет вашу мать, которую вы должны защищать. Чем взрослее вы становитесь, тем большее участие начинаете принимать в налаживании хоть какого-то порядка в семье. Рано или поздно это приводит к обретению созависимых паттернов: вы постоянно контролируете происходящее, вы, а не родители, несёте ответственность за их жизнь, они все больше инфантилизируются и все больше впадают в зависимость от вас - от объяснения своих запоев вашим обижающим их поведением, до стреляния с вас денег на еду или бухло.

Когда пытаешься разобраться с тем, что мотивирует выросших детей оставаться в таких отношениях, чаще всего звучит мысль о том, что они хотят что-то сделать, чтобы семья вернулась в счастливое состояние, о котором они ещё помнят, хоть прошло уже много лет с тех пор. И, несмотря на то, что объективно понятно, что это никогда не произойдет (родителям нет необходимости браться за свою жизнь, ведь вы за них это делаете итак), столкнуться с чувствами траура и печали от несбывшейся мечты о нормальной родительской семье никто особо не хочет. Более того, при живых родителях это может стать травматизирующим процессом.

Что же делать?

Казалось бы, можно предложить простой путь, на который и встает большинство взрослеющих детей - покинуть отчий дом, оставив родителям самим распоряжаться со всем, что осталось от их личной жизни. Но здесь нам опять надо вспомнить о том, что именно в родительской семье мы получаем первый опыт какой никакой привязанности.

Стоит ли отделяться от инфантилизуемых родителей, если в редкие минуты взрослости он дают вам сверхценные крохи удовлетворения эмоциональных потребностей? Имеете ли вы право для себя отклониться от отношений с дисфунциональными родителями и лишиться вместе с этим потенциальной поддержки и привязанности, которые они уже не в состоянии дать, но о которой они напоминают вам своим существованием, а иногда в проблески здравомыслия и дают?

Это очень сложный вопрос, особенно, если вы в состоянии контролировать степень своей близости с родителями, не являетесь заложниками отношений с ними.

Пока на текущем этапе своего профессионального развития, я бы предложил следующие способы этого противоречия:

 

1. Понять, что перед вами стоят свои задачи, соответствующие фазе вашего развития и родители должны вам на этих фазах помогать, а если они не в состоянии это делать, то не мешать!

Соответственно, вам надо сконцентрироваться на вашей жизни: фантазировать о будущем, пробовать отношения, искать хобби, развлекаться, напрягаться и расслабляться. А родители в этом должны вам помогать: давать денег, предоставлять квартиры под вечеринки, поддерживать в минуты сердечных мук и расставаний, утешать в моменты поражений, делиться опытом. Если они своих функций в этом не выполняют, то вы имеете полное право оставить их самим себе и заняться собой с опорой на все возможные ресурсы, до которых сможете дотянуться.

 

2. Позволить родителям жить в соответствии с их выбором, не включаться в спасение и родительство по отношению к ним.

Это очень трудно осознать, но вообще-то ваши родители - взрослые люди. Это вы их не выбирали, а они друг друга выбирали. И у каждого из них есть право остановить семейный трэш и выйти из него. И если они этого не делают, то это их выбор и вы тут непричем. А значит нечего брать на себя функцию родителя родителей. Это вы ребенок, а они ваши родители. И значит с собой пусть разбираются сами, а вы вправе оставить их самим себе и заняться собой.
 

3. Дифференцировать роли родителей. Помогать в трезвости и отстраняться в пьянстве. 

Вот этот пункт очень стремный для меня. Потому что он похож на расщепление. Именно в этом пункте я предлагаю так организовать отношения с родителями, чтобы попробовать сохранить привязанность, при этом отстранившись от противоположных деструктивных отношений с ними. 

В практическом смысле это означает, опираться на родителей, их поддержку и то, что они могут дать в плане удовлетворения ваших эмоциональных потребностей (если они ещё это способны дать) в периоды трезвости. И уходить от них в периоды запоев или дисфункциональных отношений. Это не будет расщеплением, если вы здраво будете смотреть на разные стороны своих родителей и выбирать отношения только с их здоровой частью, то это будет осознанный выбор, а не бессознательное вытеснение из сознания какой-то нездоровой части родителя.

 

4. Превратить дефициты в потребности.

Это самое сложное. Очень часто вы в своем опыте не встречали того, о чем я здесь пишу: безопасности, поддержки, признания собственных чувств и эмоций, утешения в неудачах и т.д. и все это проявляется в каких-то недомоганиях: чаще отсутствия желаний, депрессии и одиночестве. И, когда на терапии у вас спрашивают, как вы заботитесь об этих своих эмоциональных потребностях, оказывается, что вы вообще не в курсе, что они у вас существуют. Ведь о неудовлетворенной потребности мы знаем, когда имеем в опыте хотя бы небольшой опыт ее удовлетворения. Если этого опыта нет, то и о дефицитах своих вы не подозреваете. Это как младенцы, которые умирают, если их не брать на ручки и не устанавливать зрительный контакт. И тогда, с подсказки психотерапевта стоит начать эксперименты с тем, что может потенциально удовлетворить потребности, которые у вас по логике развития должны быть, но о которых вы не подозреваете.

Попробуйте для каждого своего состояния поискать то, что не компенсирует ваше плохое состояние (что заглушает вашу боль, а не дарит радость), но удовлетворяет потенциальную потребность. Включайте поисковое поведение, подсматривайте за другими. Если другие радуются, а вам радость недоступна, попробуйте поискать то, что может вызвать у вас нечто аналогичное их радости и т.д.

 

5. Можно ли злиться на родителей?

Часто мы так привязываемся к тому хорошему, что есть в наших родителях в минуты их взрослости, что начинаем не замечать всего остального. Вы сами видели эти картины, как прекрасная дева нежно и трепетно относиться к своему "папочке", который едва протрезвев и не до конца отойдя от похмелья, не очень вдупляет, кто рядом с ним и что от него хочет. Мы запрещаем себе агрессивные мысли про родителей, ведь это грех. А потом оказывается, что наши фантазии о том, как мы будем жить после смерти родителя, становятся все более частыми. И в этих фантазиях проявляется не только надежда на освобождение от обузы, которой они для нас являются, но и агрессия на то, чем вы вынуждены заниматься вместо того, чем бы хотелось. Значит ваши потребности явны и вы уже почти готовы за них бороться с дисфункциональностью родителей. И агрессия нам для этого и нужна. Конечно в определенных границах. 

Ну так вперёд, пора строить свою счастливую жизнь и труд нам в этом предстоит двойной. Поэтому не тратьте силы на то, что является обузой на вашем пути.