Как достоинство спасает нашу личность от смерти. Или еще раз про психологическую травму

Я так понимаю, психологическая травма - это не только людской удел. Что-то вроде симптомов психологической травмы я наблюдал и у животных, например собак. Но именно у людей вследствие психологической травмы может случится смерть личности при сохранении физической жизни человека. И именно в этих ситуациях мы не только задаёмся философским вопросом, что составляет сущность человека - его личность или его тело? Именно в этих ситуациях мы задаёмся вопросом, как вести себя в критических ситуациях - что выбирать: остаться личностью с достоинством и принять смерть или продолжить физическую жизнь, разрушив свой внутренний мир.  

Но, вообще, если убрать весь этот этический пафос, история о том, какую роль личность как психическая структура играет в получении и преодолении психологической травмы может оказаться очень полезной и для тех из нас, кто попадает в ситуации, где испытывает угрозу разрушения собственной личности.

Что вообще такое личность с психологической точки зрения? 

Это наши фоновые представления о себе, которые мы подтверждаем действиями, сенсорным опытом, переживаниями и которые структурируют наше развитие. Представление о себе или то, что психологи называют “Я-концепция” включает в себя и картину мира, свое место в ней, ценности и прочее и прочее. Структурирование опыта посредством “Я - концепции” можно представить как последовательное и логически непротиворечивое повествование о себе, своей истории, где каждое событие или происшествие объединяет переживание себя в качестве центра инициативы собственных действий, а также, что все эти переживания принадлежат одному и тому же "мне", являются “моими”. 

Образ Я, который лежит в ядре личности, не может не вызывать эмоций у нас. Потому что мы воспринимаем свой образ всегда как отчасти что-то внешнее (ведь мы же всегда начинаем с того, что узнаем “себя” в зеркале). Т.е. хотим того или нет мы встаём на позицию Обобщенного Другого, чтобы посмотреть на себя как бы со стороны. И тогда мы переживаем свой образ как милый или колючий, толстый и нормальный, красивый или не очень и т.д. и т.п. И этот образ, который не безразличен нам, становится источником нашей идентичности.

А теперь представьте ситуацию, при которой можно поломать личность как механизм функционирования психики. Например, некий насильник, который очень хорошо вас знает и с котором вы находитесь в эмоциональном слиянии, впав в исступление (не важно, чем вызванное), начнет вас забивать насмерть, приговаривая, какое вы ничтожество и мразь. Причем в ситуации, когда вы вырваться и сопротивляться не можете. Т.е. бить-то он будет ваше тело, но целью его будет ваша личность. И выжить вы можете только продемонстрировав насильнику, что личность он убил: перестав сопротивляться, терпя унижение, делая то, что никаких личность с достоинством делать не может. Вы, конечно можете притвориться и сохранить себя, и это будет ваше решение, если же убийство личности все же произошло, то вас ожидает фрагментированный опыт, разорванная и поломанная личная история, где не будет понятно, где прошлое, а где будущее, где будет разбалансировка и расфокусировка эмоциональной и интеллектуальной сферы, бессилие, безволие, неспособность собраться и т.д. 

Часто потеря личности сопровождается идентификацией с агрессором - мы как бы вместо своей личности, обретаем личность насильника - обретаем его привычки, черты характера. Часто все это происходит как бы для того, чтобы мы обрели его силу для противодействия аналогичной угрозе в дальнейшем.  

Если вы думаете, что бомжи в подвалах - это просто бездельники, то сильно удивитесь, что часто это люди, с потерянной личностью в результате психологической травмы. Они в самом деле не могут собраться и взять себя в руки. Они реально нетрудоспособны.

Между прочим, часто, чтобы понять, как происходит убийство личности при сохранении физической жизни можно почитать различные воспоминания о пребывании психологов и психиатров в нацистских концлагерях. Лучшее из этого на мой взгляд - воспоминания Бруно Беттельгейма (“Индивидуальное и массовое поведение в экстремальных ситуациях”), который попал в нацистский концлагерь, когда та фашистская практика только тестировалась. И там практиковались различные технологии расчеловечивания (например, бессмысленная работа, вроде раскалывания и закапывания одной и той же ямы). Не менее здорово описан механизм спасения личности в воспоминаниях Виктора Франкла (например бритьё и личная гигиена каждый день, осмысленное дело вроде психологической службы для узников, которые спасали личность. см. Сказать жизни «Да»: психолог в концлагере)...

Что спасает личность во всех экстремальных ситуациях? Наверное, достоинство. Это признание значимости и важности того, что содержится в нашем образе себя: своих ценностей, своего субъективного мира. Достоинством также определяется и цена, на которую мы готовы пойти за сохранение всего, что составляет космос нашей личности. Вплоть до физических страданий и даже смерти. Часто психологическая травма является той ценой, которую мы платим за сохранение личности. Да, мы живём с флешбеками, всеми признаками ПТСР, да, мы ранены, да, мы психологические инвалиды, но это все ещё мы, с ядром наших ценностей, нашего маленького внутреннего мира, нашими тихими радостями и горестями. В любом случае, "вылечить" травму легче, чем оживить убитую личность. 

Как минимум потому, что "оживить личность" - означает создать ее заново из тех осколков, что остались и из новых элементов, которые ме можем получить и присвоить себе в новой жизни. Но любое воссоздание личности начинается с поиска основания, на которое можно опереться, того ценного, что мы сохранили и спасли в критической ситуации. А без достоинства вряд-ли можно сохранить ядро личности. Поэтому так важно его иметь и осознавать и не терять.