Изгои. Почему социальные навыки не причем

Для многих "выпускников" дисфункциональных семей свойственно в любом коллективе, в моменты всеобщего единства и радости чувствовать себя изгоем - чужим на этом празднике жизни.

Они смотрят на эти выражения лиц, жесты и динамическое взаимодействие тел между собой, по всему этому догадываются, что наверное людям хорошо, но понять и присоединиться к этому "хорошо" они не могут.

С таким неприсоединением вполне можно выжить. В конце концов отвечать на вопросы и даже как-то взаимодействовать с другими изгои могут. Мало ли ситуаций в жизни, когда испытывать радость и счастье не обязательно. Однако на фоне неспособности присоединится к групповому счастью обостряются реакции на любые негативные события в коллективе. Их просто нечем компенсировать. И тогда раны от любых травм, связанных с социальным взаимодействием, не затягиваются, но с каждым разом всё больше кровоточат. Наши изгои отстраняется от коллектива, а так как в куриной стае принято клевать члена стаи в кровоточащее место, то и изгоев, которые демонстрирует отчуждение, подвергают буллингу, мобингу, троллингу и т.д. и т.п.

Золотарев Леонид. Обида. https://artnow.ru/ru/gallery/2/11485/picture/0/316058.html?sen=4

Проблемы изгоев пытаются решать по-разному.

В основном с помощью развития социальных навыков. Например, вполне можно натренироваться здороваться, улыбаться в ответ, поддерживать беседу и выполнять прочие социальные ритуалы. Внешне человек в результате таких тренингов может казаться вполне частью коллектива, но сам он всегда испытывает отстранённость от жизни коллектива, а главное он чувствует фрустрацию от неудовлетворяемых потребностей в близости и принятии.

Изгоями становятся по разным причинам, но на мой взгляд в первую очередь причиной является травматичный опыт дисфункциональной семьи и расстройства привязанности в ней.

Как можно описать природу травматичного опыта?

Если предельно упрощать, то картину того, как люди с расстройствами привязанности изначально формируют травматичным образом можно изобразить следующим образом.

Психика младенца. его способность формировать и чувствовать себя обеспечивается (речь про работу зеркальных нейронов) вниманием, демонстрируемыми эмоциями в контакте с ребенком матери и их имитацией младенцем. Если мать в постоянном зрительном и эмоциональном контакте с ребенком, ее отношение и имитирует ребенок. Изначально именно она становиться эталоном реакций ребенка на самого себя в различных ситуациях. Если же матери не до ребенка, если в ее взаимодействии с ним нет место эмоциональному контакту и демонстрацией, что ребенок ОК, то этого чувства (что “я хороший”, что “я ок”) не возникает и во взаимодействии с любым другим человеком или с множеством людей в коллективе. Если я не умею определять под чьим взглядом “я ок”, то все чужие взгляды будут скорее сбивать все мои настройки. На попытку понять, для кого из них “я ок” будет уходить слишком много энергии. И в таком случае будет проще вообще отказаться от таких попыток и закрыться в своем пусть и холодном, но не так высасывающем энергию коконе.

Почему в этой ситуации обязательно формируется травматический опыт? Не может не сформироваться? Дело в том, что вы росли в ситуации, когда вам требовалась поддержка для формирования нового опыта решения задач взросления, но вы не получали эмоциональной поддержки (признания наличия у вас эмоций, эмпатии по отношению к вам и поддержка ваших эмоций). Поэтому, при попадании в те или иные ситуации, которые вызывали у вас тяжёлые эмоции, вы не могли нормально на них (ситуации) реагировать. Вы не могли включить в процесс решения задач ваших родных, которые могли помочь не только советом, действиям и конкретной помощью, но и признанием и разделением ваших эмоций. Они помогали вам вниманием, которое показывало вам, как правильно относится к наличию у вас тех или иных эмоций, а также соответствием этих эмоций ситуации, в которой вы оказались. Например, ребенок упал, почувствовал физическую боль, но не знает как на эту боль реагировать и смотрит на маму, мама помогает ему подняться и всем видом показывает, что любит его и что ничего страшного в его падении нет, он понимает, что физическая боль - не катастрофа и реагирует на ситуацию также как мама.

Если всего этого нет, травма становится чуть ли не единственным способом адаптации к реальности. Теперь вместо того, чтобы переваривать ситуацию эмоционально и интеллектуально, то есть через сознание, в реакцию на ситуации включается только рептильный мозг с его "стой, бей, беги" и на стрессы вы реагируете только телесными, неподконтрольными сознанию аффектами со всеми этими обрывками неинтегрированного сознанием опыта вроде флешбеков, мучительных воспоминаний, ужасных снов и психической боли.

Одним из самых существенных следствий травматического опыта становится отключение эмоций и чувств. Чтобы не чувствовать психической боли, которой вы реагируете на все подряд. Вы не только ничего не чувствуете себя, вы не испытываете сострадания и сочувствия к другим. При этом вы знаете, что любой нормальный человек испытывает сочувствие и сострадание к другим, но поскольку этого почувствовать вы не в состоянии, вы начинаете сгорать со стыда от того, что вы не-“нормальный”.

Этот стыд является одной из причин, почему вы не хотите интегрироваться в коллектив. Они что-то чувствуют, а вы нет. И вам за это стыдно. И не важно, что ваше бесчувствие когда-то было единственным способом выжить в травматической реальности.

Более того, в вашем опыте есть переживание, что семья (как малая группа) является источником страданий. Вы имеете опыт неприсоединения к семейному трэшу ( от пьяных разборок или чего-то вроде этого в семье вы сбегали в учебу, кружки, где никогда не делились тяжестью своей жизни). У вас нет других выученных уроков, кроме сбегания. Сбегание становится единственным опытом сохранения себя в травматических условиях.

Наблюдая за семейной идиллией чужих семей, вы часто фантазируете, какой может быть ваша семья. В ваших фантазиях вы все делаете вместе, в семье никто ни на кого не орет, все пребывают в одинаково хорошем настроении, все друг с другом вежливы и все на одной волне. Короче, ваши фантазии о нормальной семье оторваны от реальности. Для вас ценностью не является самодостаточность каждого члена семьи, усилия по достижению согласия, фрустрации, без которой невозможно взаимодействие полноценных людей. Для вас равенство в различии равно сумме одиночек. Но для вас существование одиночкой это всегда только форма спасения от невзгод (вы всегда плохую погоду пережидали в одиночку под мостом). Из-за своих идеалистических представлений о хорошей семье и о хорошем коллективе вы все время пытаетесь жить в новых коллективах в рамках своих идеализаций, но коллективы противятся эмоциональному слиянию, отсутствию границ. Они начинают устанавливать границы в общении с вами и это вы воспринимаете как отвержение и уходите в свою привычную скорлупу. Причем ваш уход опять сопровождается стыдом. За то, что вы какой-то не такой как все...

Что же делать?

Начнем с того, что за последние десятилетия человечество прошло много шагов к принятию изгоев в свои ряды (почитайте для примера книжку Фуко M. “Ненормальные: Курс лекций, прочитанных в Коллеж де Франс в 1974—1975 учебном году”, в которой по сути была заложена новая парадигма отношения к изгоям). Теперь изгои, коих очень много, узнают друг друга по нонконформистским способам предъявления себя обществу. Я про всех этих странно одетых людей, все эти татуировки и эпатаж, которые стали чуть ли не социальной нормой. Как это ни парадоксально, благодаря своему странному предъявлению, изгои вполне справляются со своим стыдом (который постепенно становится чем-то вроде контролируемой через эпатажный образ формой экологичного для общества эксгибиционизма. Для примера можете вспомнить всех этих рок и поп звезд с их демонстративным поведением, которые были в повседневной жизни чрезвычайно робкими людьми. С другой стороны по эпатажу изгои узнают друг друга и формируют сообщества себе подобных, где они друг друга как минимум понимают. Так что изгоям нашлось свое место в этом мире.

И все же сложность с социализацией, которая связана с психологической травмой, травматическим опытом, и сложностями психологического развития,

не дает возможности полностью почувствовать себя эмпатически принятым и поддержанным обществом. И значит, решать нужно первопричину. Психологическую травму. Через личностное развитие в психотерапии. Так вы сможете обрести зрелость и человеческое тепло. Без эпатажа, стыда и эксгибиционизма.